30 ноября 2016      945      1

Аметистовое ожерелье

ametist

Уральские кладовые самоцветов

Когда смотришь на старую карту Урала со множеством разноцветных точек — условных обозначений — наглядно видишь драгоценное ожерелье самоцветных копей Каменного пояса. Среди них, пожалуй, наибольшую известность заслужили аметистовые.

Эта гирлянда когда-то разрабатывавшихся жил, множивших славу уральских самоцветов, давно забыта. Многие из них теперь даже трудно отыскать.

За три с половиной века на Среднем и Южном Урале открыто более сотни месторождений и проявлений красивого камня. Мы привыкли видеть их на картах в виде крохотных точек — бусинок. Только масштаб карт напоминал о том, что многие из «бусинок» представляют собой группы самостоятельных жил, имеющих площади в десяток и более квадратных километров.
Урал — родина настоящего ограночного аметиста. Ни одно месторождение мира (Бразилии, Уругвая, Цейлона, Саксонии и других) не может соперничать с кристаллами знаменитой Мурзинки.

У аметистов Урала большая и интересная история. Истоки ее восходят к основанию села Мурзинки на реке Нейве, на урочище, называемом Мурзинской еланью. В 1639 г. А. Буженинов по поручению князя Пронского набрал из жителей по р. Нейва на оброк сорок крестьян и заложил Мурзинскую слободу. Она была так названа по имени татарина Мурзы, жившего тут некогда. За набор поселенцев Буженинов по велению царя Алексея Михайловича был бит батогами, так как приказчикам разрешалось набирать во вновь строящиеся слободы только вольных людей, выходцев из России. Но наказание — наказанием, а слобода осталась. Ей суждено было завоевать всемирную славу.

Месторождения самоцветов на Урале стали известны с 1668 года, когда рудознатец Михайло Тумашев преподнес царю образцы медных руд и цветные камни, найденные в окрестностях Мурзинского острога, а его брат Дмитрий в том же году нашёл аметисты, топазы и «малиновые шерлы».

В последовавшей за этим в 1669 году царской грамоте на имя тобольского воеводы братьям Тумановым разрешалось искать и добывать разные руды и самоцветы на Каменном поясе.

Но драгоценные камни в районе Мурзинки, по-видимому, добывались и в более давние времена. Известно, что в древности греки получали самоцветы через скифов с Рифейских гор — старое название Урала. Сведения о драгоценных камнях из Биармии (Пермской земли) имеются также в древних скандинавских сказаниях.

В середине 18 столетия царский двор и высшие круги Петербурга стали проявлять повышенный интерес к самоцветам. Именно тогда по велению Екатерины II в 1765 году па Урал была послана первая крупная экспедиция под началом Якова Данненберга. Она открыла в районе Мурзинской слободы ряд новых месторождений аметистов и других драгоценных камней. Их начали разрабатывать в 1768 г.

В 1777 году на Урал прибыли иноземцы — итальянцы Жан и Валерий Тартори для того, чтобы производить розыск месторождений. Копались около Мурзинки и близ соседних с нею деревень — Южаковой и Алабашки.

Отсюда, по — видимому, и пошли затвердившиеся в народной памяти термины: «Тальян»— имя копи по левую сторону реки Нейвы, у Мурзинки, и «тальяшки» — местное название горного хрусталя. Здесь из копей добывались кроваво — красные аметисты, славившиеся тем, что и при искусственном освещении сохраняли свой цвет.

В 1782 году был дозволен свободный розыск цветных камней. Вскоре рудознатцы обнаружили россыпи аметистовых жил близь деревни Сизиковой. На этой богатой земле разработали сотни копен и ям. И вновь партии прекрасных красно — фиолетовых кристаллов пошли на гранильные фабрики «Кабинета его величества» Петергофа и Екатеринбурга.

До сих пор живут интересные названия копей, хранящие память о прошлом.

Так, рудознатец деревни Сизиковой Иван Ватин увековечил своим именем всемирно известное месторождение «Ватиха».
Недалеко от «Ватихи», на склоне горы, где сейчас находится богатая копь, когда — то были коровьи пастбища.
Конь «Стаканница» получила такое имя за то, что выдавала аметисты, достигавшие размеров чайного стакана.
Конная артель, работавшая вблизи «Ватихи» на одной из копей, дала ей название «Конское копыто» — также по размерам добытых там крупных кристаллов. «Копыто» дало около трех тонн ограночных аметистов. Впоследствии копь разрослась до размеров громадной щели, глубиной свыше семидесяти метров и получила название «Каменный ров».
Славились камни, добывавшиеся в большом количестве на другой крупной копи — «Светильной», названной так потому, что в глубокой узкой щели добыча велась в те времена с применением светилок. Превосходное качество кристаллов заставляло горщиков идти за ними на большую глубину.
«Сторублевка», «Тридцатирублёвка» и «Семидесятиица» — в этих именах — память о суммах, вырученных за богатую добычу.

Исключительной красоты камни добывались на месторождении «Крылова гора». Стоимость аметистов, добытых здесь из одного занорыша, достигала такой величины, что местные старожилы уверяли, будто за них можно было купить всю деревню Сизикову с имеющимся в ней имуществом.
«Золотой погребок», «Херувимы», «Чугунное брюхо», «Штофница», «Дерниха», «Сарафанница», «Ганиха» — за каждым из этих названий стоит своя интересная история.

Ещё в старину мурзинские добытчики обратили внимание на то, что аметисты, вынесенные из копен на воздух, бледнеют или совсем выцветают. Но горщики научились удерживать в кристаллах густоту цвета, сохраняя их в воде или завёртывая в сырой мох. При работах в шурфе зимой над выработками устраивались полки с насыпным слоем земли, чтобы сохранить в забоях постоянную температуру, опасаясь, как бы от резких ее колебании камни не растрескались.

К началу XIX столетия копи истощаются, а стоимость аметистов в мире достигла баснословных цен. Небольшая печатка стоила 500 рублей, а камни чистого тона стоили ещё дороже. В Мурзинку устремились дельцы с разных стран света. Известно, например, что любокский купец Менге вывез в те годы много ограночных кристаллов.

Маленькая уральская деревня стала Меккой ценителей самоцветов. Здесь не раз побывали знаменитые учёные — Густав Розе, И. Герман, Н. И. Кокшаров и другие учёные.

Во всякую девятую пятницу после окончания пасхи в Мурзннке устраивались большие ярмарки, привлекавшие отовсюду любителей самоцветов и перекупщиков — спекулянтов. Горщики выставляли тогда для продажи свои самые лучшие камни.

Вновь спрос на аметисты вырос в начале 20 века. Возобновилась и массовая добыча их. В 1910 — 1913 годы стали усиленно разрабатываться копи у деревни Сизиковой и на Тальяне. Их тогда посетил известный знаток самоцветов — певец уральской природы, художник А. К. Денисов — Уральский.

Кстати, помимо богатых коллекций самоцветов, он создал галерею портретов известных уральских горщиков и множество прекрасных этюдов уральской природы и быта горщиков. Особенно привлекают внимание портреты Василия и Сергея Южаковых, Данилы Зверева, виды на Мурзилку и Шайтанку. Выразительны воспроизведенные художником геологические разрезы через выработку «Каменный ров» и копь «Мокрушу».

Умельцы — ювелиры Екатеринбургской и Петергофской фабрик с давних времён широко использовали мурзинские аметисты на всякого рода изделия в виде брошей, колец, кулонов, ожерелий и мелких безделушек. Наилучшие из них становились достоянием «Кабинета его величества», а остальное расходилось по рукам тех, кто мог платить большие деньги. Аметисты были также излюбленным украшением в церковном обиходе (посохи, митры, панагии, кресты, иконы).

Богатейшие коллекции из мурзинских аметистов можно увидеть в Государственном Эрмитаже и в Оружейной палате.

Любил Мурзинку и обстоятельно изучил её богатства (в 1912 -1921 г.г.) академик Александр Евгеньевич Ферсман. В своих статьях, очерках и монографиях он воспел историю, красоту, богатство самоцветных камней Урала, труд горных работников.

В 1923 году добыча самоцветов передана в ведение вновь организованного треста «Русские самоцветы». Он вел тогда добычу аметистов на «Тяльмне», «Ватихе», «Каменном рву» и «Дернихе». И вновь был спад. Да и спрос на самоцветы упал.

Зато в послевоенное время Уральское геологическое управление стало вести поисковую и разведочную работу. Наиболее крупные проведены в 1954 — 1958 годах, когда под руководством геологов А. В. Глазкова, В. В. Белова было исследовано крупное месторождение, объединяющие богатые жилы: «Ватиху», «Раздериху», «Тихониху», «Косую», «Спирину», «Логауху», «Мокрушу», «Логоушку», «Шаваренки» и «Зимняк».

На этих жилах трест «Уральские самоцветы» начал большие добычные работы марочных аметистов. Их вел геолог Ю. В. Иваницких, внук старого потомственного горщика. Было прорыто под землей около 5000 метров горных выработок до горизонта 60 метров. Уже на глубине до 30 метров встретилось много ценных аметистов. Только крупные занорыши «Золотой погребок» и «Херувимы», представлявшие собой промышленные аметнстоносные «столбы», дали более двух тонн ограночного сырья.

Но в 1961 году из — за технической неоснащенности это богатое месторождение было законсервировано, хотя запасы марочных камней ниже горизонта 30 метров остались в большой части жил не взятыми.

В 60 — х годах Аятская партия Уралгеологоуправлення продолжила изыскания на кварцево — аметистовых месторождениях «Ганиха», «Мягкая», «Октябрьском», «Островном» и «Пакулихе». И снова благодатная мурзинская земля щедро выдала свои клады.

Южный Урал известен аметистами на обширной площади золотоносных песков Кочкарской системы. Заморыши с аметистами вскрыты в золотоносных жилах кварца северо — восточнее Кочкаря. Причем здесь встречались редчайшие образцы кристаллов с «прослоями» самородного золота.

Интересные результаты получили геологи Боярской партии, разведавшие близ Кочкаря Чуксинское месторождение. Канавами и траншеями здесь было вскрыто семь жил с заморышами, заполненными кристаллами аметистов, дымчатого хрусталя и мориона. Аметисты здесь прозрачны и густо окрашены, имеют красивый кроваво — красный или чайный оттенок. Встречены были и «волосатики» — кристалл дымчатого кварца, проросшие тонкими нитями золотистого рутила. Свердловская ювелирно — гранильная фабрика дала высокую оценку ограночному сырью.

В планах геологов — новые открытия и разведки мест нахождения сияющего лилового самоцвета. По — новому засверкает аметистовое ожерелье Урала.

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Александр:

    Поиск и разведка самоцветов продолжалась и 80-е, 90-е годы геологоразведочной партией №2, базирующейся в п. Нейво-Шайтанский. Так силами этой партии найден самый большой в мире топаз «Победа» (1985г.) По некоторым данным нашел Игорь Гурков

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Яндекс.Погода

© 2019 · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено