18 июня 2017      818      0

Древнее Верхотурье

Верхотурские подземелья

Однажды привелось увидеть чудо. Ранним утром я оказался на одной из улиц бывшей некогда Ямской слободы, только забрезжил рассвет. Часть неба, как гигантский театральный задник, непрерывно подновляемый рукой спорого художника, светлела. И на её фоне из неясности рассеивающегося легкого тумана появились контуры удивительной панорамы — между мной и рассветом было древнее Верхотурье.

Громада Крестовоздвиженского собора с его сложным переплетением византийского аскетизма и русской весёлой дробности пластики, мягкой округлости оконных арок материализуется, плотнеют её формы, она обретает власть над пространством.

А чуть правее, в самом «корне» Троицкого холма, прибрежный утёс которого всё ещё держит остатки ночной тьмы, просматривается рвущийся вверх стройными формами Свято — Троицкий собор. Среди его маленьких луковиц с ажурными крестами путается уходящая ночная звезда. Ещё правее, продолжая панораму, высится одинокая маковка Старо — Покровской церкви. Робкие потоки света ударяют в центральный купол Крестовоздвиженского собора, давно лишившийся чешуйчатой кровли из листов чистейшего цинка, и гаснут в деревянной обшивке. Но зато матово скользят по покрытию куполов колоколен, вызывая не острый блик, а ровное сияние. Так сияют старые доспехи. Именно на это сияние, словно имеющее неземные причины, и рассчитывали строители.

Ещё несколько мгновений, и пиршество утреннего света охватило всё. Высветился не только Крестовоздвиженский собор, но и Надвратная церковь Николаевского монастыря, и башенки его ограды. Солнце, всё ещё низкое и красноватое, хлещет в бойницы остатков кремлевской стены у Свято — Троицкого собора. Растворяется тень в подбрежной части Троицкого мыса, освобождается от тумана старый подвесной мост, зелень и камни обретают свои истинные краски, Световое торжество архитектуры и природы! Как тут не вспомнить старинное, поруганное слово «благолепие». Это Верхотурье. Да разве ж это? Старые рисунки и гравюры, а ранние из них относятся к первой половине XVIII века, позднее — фотографии передают великолепие всего грандиозного архитектурного ансамбля, редкий лад и тонкость его композиции, едва уловимый сплав истории и архитектуры. Кое — что из этого, несмотря на геркулесовы разрушительные старания, сохранилось до наших дней и вопиет.

Хочется сравнить этот городок с бутоном невиданного цветка, тронутого коварным весенним морозцем. Там, в недрах этого бутона, готовилось нечто удивительное и прекрасное и вдруг... не раскрылось. Не состоялось явление миру ещё одного чуда света сродни садам Семирамиды.

Верхотурье... Древний город России, древний город Урала, которому уже более 4 веков. Он не мог не появиться по многим причинам. Первая — место, выбранное и преподнесённое человеку природой.

Крутой утёс, обрывающийся неприступно к реке Туре на западе, а с севера и с юга ограниченный скатами в небольшие долинки рек Свияги и Дернейки. Место потом получит название Троицкого мыса, хотя было у него и совсем древнее первичное имя «городище Неромкуру», данное чуть ли не с неолитических времен.

Чердынский воевода Сарыч Шестаков, выбиравший место для крепости и города, сообщал в 1597 г.: «От реки от Туры по берегу крутово камени горы от воды вверх высотою сажен с 12 и болши, а саженми не меряно, а та гора крута — утёс, и того места по Туре по реке по самому берегу 60 сажен больших, и по смете — де тому месту городовая стена не надобе, потому что то место добре крепко, никоторыми делы взлести не можно, разве б по тому месту велети хоромы поставить вряд, что город же, да избы поделать и дворы б поставить постенно, а то по углам города от реки от Туры поставить наугольные башни...» В этих нескольких строчках — весь проект будущего города. Таким он и осуществлялся.

Вторая причина — нужен был здесь, на гребне Каменного пояса, город — крепость, который сторожил бы пути на восток, явился бы базой экспедиций в пока ещё неведомую Сибирь, служил бы таможней на живом потоке товаров.

Третья причина — огромному краю нужен был просветительский центр, нужны были пастырская рука и книжное слово.

И вырос на Троицком утёсе кремль со стенами, башнями и собором. Горело всё это не раз и нещадно, пока на месте деревянных построек не появились каменные. Кремль оброс посадами, где селились «служивые люди, дети боярские, ружники, стрельни, люди торговые и посадские, да пашенные крестьяне». Ямская слобода насчитывала многие десятки дворов, хозяева которых подряжались в караванах и обозах возить товары.

А по правую и левую «руки» кремля встали монастыри: Николаевский и Покровский, которые потом в столь дальнем, считавшемся «медвежьем» углу России достигли положения и значимости, сравнимых разве с Троицко — Сергиевой лаврой или Оптиной пустынью. Монастырские библиотеки славились обилием редких книг и рукописей.

Но случилось непредвиденное — прошли вдруг мимо живейшие торговые пути, спустились южнее, к золотой исетской долине. И жизнь в Верхотурье замерла, остановилась, словно путник перед закрытой дверью.

Каждая постройка в Верхотурье примечательна и неповторима. Взять хотя бы Свято — Троицкий собор в кремле, построенный в первые годы XVIII века. Специалисты считают уникальным его «крещатое пятиглавие», кажущуюся простоту капителей колонн, особую чёткость и законченность наличников. Известный на Урале историк архитектуры А. Ю. Каптиков пишет: «Троицкий собор во многом предопределил дальнейшее развитие архитектуры барокко на Урале, хотя композиция с большим восьмериком и не получила в этом регионе распространения». Значит, другого такого нет.

Остановим величальную песнь Верхотурью и заглянем в его тайны. И те, которые были даны природой и историей, и те, что мы наплодили сами, не утруждая себя почтительностью к древним камням предков.

Природа сообщила месту некую странность. Современные экстрасенсы говорят нам о колоссальной активности биополя на земле Верхотурья. И раньше доводилось слышать, что на территориях монастырей и отдельных соборов рамки экстрасенсов показывают аномалии биополя (назовем своим именем этот эффект, ибо отмести его нельзя, но можно следовать выручающей концепции отмечать всё, до конца ещё не познанное, спасительным определением: в этом что — то есть).

Может быть, действительно монахи обладали даром сверхчувствительности, чтобы выбирать место? А может быть, как считают учёные, на таких участках в глубине земных недр есть зоны средоточия разломов, дающих ералаш физических полей, эффект которых улавливается только высокочувствительной биосистемой. Разгадка впереди.

Но вот другое, не менее загадочное. Верхотурье с глубокой старины славится как центр народной медицины.

Наверное, здесь была самая высокая в мире плотность знахарей, ведунов, знатоков лечебных трав, хранителей секретов древней медицины, доставшихся от коренного населения.

Занимались этим и монахи верхотурских монастырей. Говорят, у них лечился от алкоголизма юный Григорий Распутин, здесь он познал искусство гипноза и заговоров, что и вознесло его в царские чертоги. В Верхотурье есть симпатичный деревянный дом — теремок в стиле псевдорусской архитектуры. Его называют «Гришкин дом». Этот дом имеет отношение к Распутину, который хотел привезти сюда больного неизлечимой гемофилией наследника российского престола царевича Алексея. Зная о суровом приговоре медицинских светил, Распутин надеялся на всесильность верхотурских волхвов. Помешала первая мировая война, поездка не состоялась. Дом — теремок остался пустым.

В монастырских и посадских огородах выращивались сотни видов целебных трав, в далёкую глухомань уральских лесов каждое лето уходили всезнающие собиратели, блюдя до часов сроки сбора природных лекарств. Ведь именно в Верхотурье священник красногорской церкви привил оспу своим детям. Считают, что он сделал это раньше знаменитого Дженнера, основоположника оспопрививания.

К сожалению, деятельность народных лекарей поугасла. Ушли в мир иной знатоки, не оставив учеников, закрылись монастыри, разбрелись кудесники — черноризцы. В период всеобщего осмеяния народной медицины замкнулась в себе оставшиеся знахари. Тихо стало насчёт ведунов в Верхотурье.

А вот ещё одна неразгаданность. Оказывается, Верхотурье было центром народной метеорологии. Здесь столетиями накапливался опыт наблюдения за погодой, тысячи, казалось бы, незримых примет складывались в прогнозы, порой в долголетние. Особенно тщательно этим занимались монахини Покровского женского монастыря. К ним приходили и приезжали крестьяне деревень верхотурской округи, бывали и более далёкие гости, беспокоившиеся за судьбу урожая, сенокоса и зимних работ. Старожилы вспоминают: предсказания погоды были настолько точными, что возникало подозрение — не получают ли святые матери информацию о погоде из самых первых рук?

Много загадок хранит и сама верхотурская земля. Пройдёмся по крышам, карнизам и чердакам Свято — Троицкого собора к тому единственному месту, откуда можно попасть на уцелевшее прясло кирпичной кремлёвской стены. На выступе — внутристенный лестничный спуск в сторону собора. Спуск завершается площадкой, от которой в стены ведут тесные проходы, а вниз — засыпанный ныне колодец. Когда — то он уходил в лабиринт подземелий собора н окружающей его территории.

Верхотурские подземелья... Ещё одна тайна славного городка. Немало людей побывали в них в разное время. Кто рассказывает о своих впечатлениях, кто передаст услышанное от близких. Говорят о подземной связи монастырей, обозначенной на поверхности земли устьями колодцев, часто игравших не только роль водозабора, но и служивших вентиляционными каналами для подземных путей. Из Свято — Троицкого собора убегали в застройку подземные ходы, через которые собор мог приютить беглецов в случае обшей беды. Есть основания считать, что собор связан с воеводским домом.

В Покровском монастыре где — то под землёй до сих пор находится тайная церковь — крипта, в которую ведут скрытые тоннели из разных монастырских зданий. Эти здания также имеют подземные связи между собой. Входы в крипту и тоннели давно потеряны.

В Николаевском монастыре о подземельях знали от бывших монахов и воспитанников. Из многочисленных рассказов складывается впечатление, что под всей территорией бывшей обители простирается разветвлённое подземелье с камерами и тоннелями. Во время каких — то земляных работ лом рабочего после очередного удара ушёл в пустоту. Образовалось отверстие в своде подземной постройки, соединенной, видимо, с другими обширными полостями, так как дыра длительное время со свистом втягивала воздух.

С 1988 г. в Верхотурье устремились экспедиции. Принималось решение к 400-летию Верхотурья восстановить утраченное, реставрировать обветшавшее. Архитектурно — историческое наследие древнего городка должно выглядеть таким, каким было на рисунках и гравюрах прошлого. Тогда Верхотурье сможет стать притягательным туристским центром, а может быть, и основой будущего Уральского золотого кольца. Всему этому, как и положено, предшествуют исследования того, что ещё осталось, поиск того, что потеряно, собирания воедино всего, что даёт целостную картину культурного наследия.

Экспедиция Свердловского архитектурного института изучала территорию Верхотурского кремля инженерно — геофизическим и методами, не разрушающими ни грунт, ни объекты культурного наследия, находящиеся в нём.

Первые результаты были интересны. Найдены фундаменты двух кремлевских башен, утраченных ещё в первой половине прошлого века. Кстати, одна из башен называлась Водяной, видимо, по нахождению в ней водозаборного тайника — колодца или лестничного спуска с тоннелем к реке Туре. Если такой тайник существовал, то он должен хорошо сохраниться в скальных породах берега. Находка его и расчистка обнаружат уникальнейшее оборонное сооружение периода создания Верхотурского кремля и, может быть, единственное сохранившееся на Урале.

Обнаружены остатки фундаментов одной из старых каменных кремлёвских построек, примыкавшей к северо — западной башне и имевшей, согласно документам, глубокие подвалы. Установлено местоположение западной и северной крепостных стен. Пробные археологические раскопки, проводившиеся археологами Уральского университета, подтвердили эти результаты.

Открытие древнего Верхотурья только начинается. Но главная тайна городка — его будущее. Что оно сулит архитектурной диковине Урала? Чтобы стать заповедным местом и одновременно дать жителям все блага современного жития, городку нужен сильный благодетель, который, делая свое дело, жил бы и нуждами заповедного места. Кто окажется им?! Но только очень бы хотелось, чтобы замёрзший бутон прекрасного цветка отогрелся и, дай бог, раскрылся.

 

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Яндекс.Погода




© 2020 · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено