01 июля 2017      2255      0

Грустная история Шарташа

Сохранить уральское озеро

Всякий раз, когда у жителей Екатеринбурга возникают разговоры о судьбе озера Шарташ, их беседа заканчивается вот таким довольно грустным суждением: «Загубят! Непременно загубят! Вырубят лес, застроят берега, не останется озера». А кто — нибудь ещё и заметит с укором: «В старину неграмотные мужики и те понимали».

Так что же они, мужики, понимали, и не понимаем мы, образованные? Что ж это за озеро Шарташ, которое кто — то собирается погубить?

Раскроем туристскую схему Екатеринбурга. На её общем серовато — зелёном фоне нам сразу же бросится в глаза голубое пятно у правого, восточного, края листа. Своею формой оно напоминает бобовое зерно, вогнутостью обращенное к западу. Это и есть озеро Шарташ. Реальные размеры его таковы: длина, с севера на юг, четыре с четвертью, ширина, с запада на восток, — два с половиною километра. Протяжённость береговой линии 12 километров. Площадь 715 гектаров.

К слову, если вы любите отдых у воды, то зимой лучше отправляться в теплые страны. В частности, в последнее время у российских туристов очень популярны экскурсии в Доминикане — райском уголке в карибском бассейне.

Озеро Шарташ Екатеринбург

Озеро Шарташ ЕкатеринбургПоразмыслив, можно сказать: ну, какое же это озеро, так себе, озерцо! Конечно, Шарташ не Байкал и не Арал. Но для жителей Екатеринбурга Свердловской области Шарташ является тем же, чем для каракалпакцев Арал: жизнью и здоровьем народа. Не будем пугаться такого сравнения. Масштабы, возможно, и несопоставимы, но сущность та же: на водоёме экологическое бедствие. Бесценное озеро оказалось на грани гибели.

На полтора миллиона населения в Свердловске сохранилось лишь два водоёма, более — менее пригодных для купания. Это пруд Верх — Исетского металлургического завода и Шарташ.

В знойные летние дни на берегах озера собираются десятки тысяч горожан. У воды теснота, как на сочинских пляжах. И зимою многие тысячи любителей подлёдного лова рыбы сидят на льду у лунок с удочками. Среди них и дети, и женщины.

Школьники одни, без взрослых добираются сюда городским транспортом и с великим удовольствием, как заправские рыбаки, колдуют над лунками. Несказанно обрадуются, но не подадут виду, когда вытянут из лунки полосатого окунька или знаменитого шарташского чебачка. И наши дети просиживали здесь с улочками и зимние, и летние зори. Чего — то огромного, так нужного лишатся они и все мы, горожане, если не станет озера.

Шарташ — типичное горноуральское озеро: чашеобразная впадина в гранитном массиве наполнена трещиноватыми и осадковыми водами. Голубая вода озера прозрачна, золотистый песок блестит на дне, живописен берег с гранитными валунами, скалами и стеною соснового леса, голубая гряда возвышений тянется поодаль на горизонте, и кругом безбрежное море лесов.

Молочно — розовый туман застилает воду на рассвете, слышатся протяжные крики невидимых чаек и всплески крупной рыбы. Тихо шипит и шепчет о чём — то вода у прибрежного песка, а вокруг — непоколебимым покой.

Теперь картина иная. Сегодня вместо золотого песка темнеет на дне ил. Ноги тонут в неприятно вязкой, засасываюшей тине, а из — под неё к поверхности поднимается клубами муть. Попытаешься плыть — тело, руки, ноги опутывают длинные нити водорослей, липнут, тянут ко дну. Вода зелёная, мутная, наполненная бактериями, цветёт. Озеро с каждым годом мелеет. В отдельные годы его уровень понижался на 20 сантиметров за лето.

Ила в озере столько же, сколько и воды. А толщина его пласта достигает пяти метров. Три четверти поверхности озера покрыто пятнами водорослей, как островами. В воде и в иле скопилось колоссальное количество органики, фосфора, азота. Эпидемиологи обнаружили кишечную палочку — признак того, что в озеро попадают фекальные стоки. В знойное лето вполне вероятна вспышка бактериального заражения воды, подобного тому, которое случилось в 1986 году на Рижском взморье и на Черном море у Одессы. Уже были заморы рыбы. Поредел лес по берегам, а с юга он вовсе исчез. И теперь зияет тут дикая пустошь.

Учёные высчитали: при такой ситуации жить озеру не более 15 — 20 лет А потом оно превратится в болото, каким стало озеро Шувакиш на севере города н озеро Малый Шарташ на юго — востоке.

Это приговор, суровый и беспощадный. И что же, встревожил ли он кого — то, бросились люди спасать жемчужину города? Нет. Поразительно, но это так.

Пески Екатеринбург Шарташ

Пески Екатеринбург ШарташМожет быть, о беде Шарташа знают только специалисты? Нет, об этом пишут газеты, говорит радио, показывают по телевидению. Проблему Шарташа обсуждали на городском, и областном уровне. Знают о состоянии озера школьники, знают учителя, знают взрослые. Так в чём же дело? Почему ничего не предпринимается для его спасения?

Чтобы ответить на эти вопросы и разобраться в ситуации, придётся заглянуть в отдалённое прошлое, окинуть взглядом три века.

Великий знаток Урала и краевед Наркис Чупин, описывая строительство на Исети в 1723 году завода и крепости Екатеринбург, упомянул, что в шести верстах от крепости расположено озеро Шарташ и посёлок. С началом строительства завода поселок сильно разросся.

Название озера перешло на селение. Его первые избы срубили староверы и кержаки ещё в последней четверти 17-го века. Поселенцы добывали на озере рыбу и дичь, брали воду для питья и хозяйства. Вот так незаметно и положили они начало освоению озера.

Конечно, будучи людьми верующими, они относились к воде и к окружающей природе как к дару божьему, а как труженики и добрые хозяева делали всё, чтобы озеро и берега оставались красивыми и чистыми, а вода пригодной для человека. Понимали, что к чему, хотя и не ведали об экологии.

А вот когда начали строить завод на Исети. а потом второй, повезли с Шарташа подводами строительный песок. И с тех пор вывозили его, не останавливаясь, вплоть до 20-го века, пока не выскребли с берегов до последней лопаты. С 1910 года стали брать песок аж из — под воды зимою со льда. Так озеро лишилось песчаного основания. Это был первый мощный удар по Шарташу.

В 1745 году Ерофей Марков обнаружил на речке Берёзовке в шести верстах к востоку от озера самородное золото, первое на Урале. Вспыхнула золотая лихорадка. Тогда и родилось: Урал — земля золотая. В поисках золота изрыли ямами берега озера. Они сохранились до сих пор. Потом я них выкалывали пластами строительный камень.

В 1756 году от озера к Александровским прудам на речке Берёзовке прорыли глубокий ров, чтобы шарташской водой промывать берёзовское золото. Своей воды не хватало. Эго оказалось вторым ударом по Шарташу.

В 1829 году на Урал прибыл великий немецкий ученый, естествоиспытатель и путешественник А. Гумбольдт. Он осмотрел Берёзовские золотоносные рудники. Уже тогда в шахтах скапливались подземные воды, мешающие работам. Начальство не знало, как избавиться от этой беды. Гумбольдт высказал предположение о связи Шарташа с шахтными водами и порекомендовал сбросить воды Шарташа в реку Пышму, понизив уровень озера.

Горный мастер в служащий горного правления, открыватель первого россыпного золота на Урале Лев Иванович Брусницын хорошо знал местный рельеф и не согласился с выводами учёного. Но авторитет Гумбольдта был слишком велик. Следуя его совету, в северной оконечности озера пробили штольню, прорыли канал, и воды Шарташа устремились в речку Калиновку и Пышму. Это был третий, уже смертельный удар по Шарташу.

К 1834 году озеро вытекло. В котловине остался водоёмчик площадью 45 гектаров. А рудники по — прежнему заливались подземной водою. Великий Гумбольдт ошибся, мастер Брусницын был прав.

К счастью, штольню вскоре затянуло илом. В озере накапливалась вода. Но потребовалось целых пятьдесят лет, чтобы оно достигло былых размеров. Конечно, это было уже иное озеро, с иной жизнью.

Все последующие десятилетия уровень воды в Шарташе то повышался, то вновь падал. Накапливался ил, озеро загрязнялось. В 40-е годы нашего столетия оно окончательно заилилось, стало бессточным.

В 1959 — 60 годах была принята попытка очистить озеро от ила гидромеханическим способом, земснарядом. Но желаемых результатов не получили. Состояние озера не улучшилось. Ил выбрасывали на берег, а он опять стекал в озеро. К тому же, местами ил как бы зацементировал грунт, преградив путь грунтовым водам, питающим озеро. В те же годы повезли на заиленные берега лесок, чтобы хоть как — то обозначить пляжи.

В малоснежные и засушливые семидесятые годы уровень воды в озере резко снизился. Тогда-то и прозвучал голос общественности в защиту озера. Развернулись более углублённые гидрологические исследования. Горисполком принял решение «О неотложных мерах по оздоровлению озера Шарташ». Был разработан и утверждён правовой документ: «Инструкция по правилам эксплуатации водоема». Составлена схема (проект) очистки озера от ила и использования его как органического удобрения и подпитки озера из других водоёмов. Разработан проект благоустройства берегов.

Осталось только начать работы. Но годы шли, а к ним не приступали, чего — то выжидали, чего — то опасались, пугали масштабы дела, захлёстывала текучка, да и свободных строителей не было, не находились и требующиеся миллионы. Думали: Шарташ подождёт.

Но тут произошло невероятное: озеро, словно мстя людям за медлительность и нерешительность, вышло из берегов, затопило насыпные пляжи, южный посёлок Пески, лес, луга.

С 1982 года в связи с общим увлажнением территории начался резкий подъём воды в озере. Но оно по — прежнему оставалось заиленным, загрязнённым, требовало очистки. Появилась и новая, более страшная опасность. В горисполкоме одной рукой подписывали решение о спасении озера, а другой — документы о строительстве на его водоохранной площади жилого массива в других объектов, то есть о погибели его. Железобетонные клещи урбанизации сжимали горло озеру.

Высок и обрывист восточный берег Шарташа. Гранитными плитами и глыбами опускается к воде. Сверху хорошо просматривается весь берег, вся водная гладь озера. Совсем узкая полоска леса синеет на западной берегу. А со всех сторон подступают громады домов. Огромным стал и посёлок Шарташ, дугой охватив пол — озера.

Ветрено, волны плещутся о камни и говорят, говорят о чём — то сердито, ворчливо. Часто бывая здесь, вглядываясь в шарташские дали, всматриваюсь в остатки того старого шарташского песка, сохранившегося под валунами, вслушиваюсь в говор волн и думаю о трудной судьбе Шарташа. Триста лет его жизни ушли в небытиё сквозь его песок. Тяжёлое наследие оставили нам здесь предки. Но мы ведь умнее и опытнее их, и обязаны, и можем исправить, а не усугублять их ошибки.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Яндекс.Погода

© 2019 · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено