17 декабря 2016      962      0

Ловля пеляди на озере Щучьем полвека назад

Планы по производству сиговых на Урале

Красиво и метко именуется этот юго — восточный уголок Курганской области — Частоозерье. Да, озер здесь много, но почти все они мелкие. Рыбы в них не густо.

В Частоозерье находится и озеро Щучье — огромное, на пять тысяч гектаров. Оно тоже мелкое. В нём и неприхотливого карася не осталось, не говоря уж о щуках, только по названию водоема можно судить, что они здесь когда — то водились.

Старожилы помнят, когда Щучье озеро было в несколько раз больше, чем теперешнее, помнят они, как оно мелело, покрывалось островами.

Какая уж в нём рыба?

— Пелядь. И очень много! — директор Курганского рыбного комбината С. Г. Петров говорит это очень серьезно, без тени улыбки, хотя видит, что мы удивлены и не верим ему. — В осеннюю путину, в 1972 году, взяли там две тысячи центнеров. Зимой, из — подо льда, — ещё тысячу центнеров, а до конца этого года только сеголеток возьмем не менее двух тысяч центнеров.
Мы видели, что в магазинах Кургана продаётся эта самая пелядь, или сырок. По 1 рублю 10 копеек за килограмм — свежая, даже живая, и по 1 рублю 47 копеек — копчёная.

«Откуда здесь, —- думаем, — такие деликатесы»? Вот и познакомились с Сергеем Георгиевичем Петровым.
Утром мы вылетели в Частоозерье, на местный рыбный завод, на озеро Щучье. Все рыбаки были на льду — сетовали, как они говорят, — ловили сетями рыбу.

Технология лова проста и надёжна. Через 40 метров, по длине сетей, пешней долбятся проруби, в них занориваются сети. Недолго они стоят — рыбы много в озере — и вскоре, с другого конца, рыбак достаёт сеть.

Что это за зрелище! Одна за другой — едва ли не в каждой ячее — из проруби показывается серебристая пелядь. Только успевай освобождать её из сети и швыряй на лёд. Рыбины — одна в одну, можно не взвешивать — 450 — 500 граммов каждая.

За тот день опытные рыбаки Г. Ведерников и Е. Недокушев выловили по триста килограммов пеляди. Ничего себе! У других рыбаков улов был тоже богатым. Пошла пелядь с озера Щучьего. Директор Частоозерского рыбзавода С. М. Москалев заказал назавтра самолет на Кургана. Не один рейс придется сделать «Аннушке», чтобы перевезти свежую рыбу в город.

Старейший уральский рыбовод С. Г. Петров — большой энтузиаст своего дела. Он всегда что — то внедряет, экспериментирует. Начал разводить в мелких солёных озерах благородную пелядь — и весьма успешно. Одним из первых на Урале он пробует ловить рыбу с помощью электричества. Он готов «завалить работой» учёных — ихтиологов. По его инициативе на озере Бутырино построен оригинальный рыбный питомник, а в озере Глубоком — единственном действительно глубоком и пресном в Частоозерье сейчас обживается омуль.

Петров с увлечением и очень интересно рассказывает о повадках рыб, о «великом рыбьем переселении» о поисках и находках ихтиологов.

Сиговые относятся к семейству лососевых. Это — одна из важных промысловых видов рыб, потому что мясо их превосходно на вкус. К ним относятся и тугун (в простонародье называемый еще «сосьвинской сельдью»), и знаменитый омуль, и чир (или щокур), и ряпушка, и пелядь (или сырок).

Сиговые, пелядь в частности, — весьма «склонны к изменам и переменам». Ведь недаром так много видов и подвидов сиговых, по сути дела — в каждом озере и каждой реке обитает свои вид. За эту изменчивость и ценят их рыбоводы, поэтому их и пускают в озёра, где живут караси да чебаки и где нет хищных рыб.

Появляется же на свет пелядь не здесь, не в карасёвых озерах, а за сотни километров от них — в глубоких озерах с холодной водой.

Удивительное это озеро Таватуй. Уральское. Горное. Со сказочно красивыми берегами. Как омут оно — глубокое, овеянное легендами, вода в нем студёная, прозрачная.

В Таватуе водятся окуни, чебаки, лещи, щуки — в общем, «разношерстная публика». В начале тридцатых годов здесь было полно — буквально полно — сига и рипуса. Сети рвались в дни путины. По пять тысяч центнеров вылавливали таватуйские рыбаки за год. А рыбы в озере не убывало.
Так продолжалось с десяток лет. А потом — как обрезало: не стала водиться в Таватуе хорошая рыба. Сейчас изредка, счастливчику, удается поймать здесь сигорипуса — новую рыбу, гибрида былых пород.

Таких озёр, как Таватуй, на Урале немало — Тургояк, Чебаркуль, Увильды, Кисегач. И в них, в основном, обитают те же самые окуни да чебаки.

Казалось бы, в горных озерах и жить сиговым — рыбам, обитающим в водоёмах с холодной и светлой водой. Но там их крайне мало. А вот в Щучьем, Бутырино и других озёрах Зауралья — полно. Почему? Ведь в этих озерах мутная, горьковато — солоноватая вода. Они так и называются — заморными. Глубина их совсем невелика — метр, два, кое — где до пяти метров. И раз в несколько лет они промерзают — до дна или почти до дна. Кислорода в воде остаётся немного, и рыба, кроме неприхотливого карася, гибнет.

Всё началось с горстки — с тридцати тысяч — икринок, что бросили 15 лет назад, в порядке эксперимента, в озеро Глубокое, площадью 70 гектаров. Из личинок выросли мальки. Выжили они, перезимовали. Через год с небольшим провели пробный лов и удивились: пелядь выглядела четырёхлетней, весила каждая по полкило. Тогда — то и решили: а нельзя ли приспособить и огромное озеро Щучье для выращивания пеляди? Испробовали. Результаты получились отличные.

Да, произошла такая метаморфоза с пелядью в озере Щучьем. Условия обитания, изобилие кормов, отсутствие врагов и конкурентов — в такой свободной экологической среде круто меняется биологический характер рыбы.

На второй год особи весили уже 450 — 600 граммов, они были вполне зрелыми — могли метать икру, размножаться. А на природе, там, где пелядь живёт сама по себе, такого веса, зрелости рыба достигает только через пять лет.

Однако размножаться в озере Щучьем пелядь не может. Это ведь не карась, который отметал икру на мелководье и через пару недель уже появились мальки. Пелядь мечет икру глубокой осенью, и она зреет — омывается холодной чистой водой — в течение 23 недель.

Когда встанет лёд на озере Щучьем, рыбоводы забрасывают сети с крупной ячеёй — на зрелую пелядь, в возрасте более года.
От неё берут икру, молоки.

Дело это чрезвычайно тонкое. В домике, где собирают икру, поддерживается постоянная — чуть ниже нуля — температура. И солёной озерной водой нельзя пользоваться, воду возят издалека на машинах и лошадях.

В специальных ящиках, на марлевых рамках икру перевозят на озеро Таватуй. Там она на рыбоводном заводе инкубируется до мая.

В течение 160 дней ни на минуту не прекращается подача холодной, со дна озера, волы в стеклянные колбы, так называемые аппараты Вейса, в каждом из которых по миллиону икринок. Ни на минуту не отходят от них дежурные работницы завода.
А потом, в конце апреля, опять с большими предосторожностями, обкладывая ящики льдом, личинок перевозят — на машинах, поездах и самолетах — обратно на Щучье и другие богатые кормом озёра.

Таковы «превратности судьбы» пеляди с озера Щучьего.

С. Г. Петров вынашивал широкие планы производства сиговых на Урале. Такой «конвейер», который действует сейчас,—сложный, он сдерживает массовое разведение ценных пород рыб. Вот если бы на одном из уральских горных озёр организовать ферму племенных стад сиговых. Здесь бы только собирали икру, инкубировали её, а личинки отправляли бы на другие озера. Это было бы промышленное, поточное производство вкусной рыбы.

Всё описанное в статье, в частности цены, имело место в 1973 году. Какие изменения произошли с добычей пеляди, мне пока не известно. Надеюсь, читатели поделятся новостями.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Яндекс.Погода

© 2019 · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено