19 апреля 2017      866      1

Как называли минералы на Урале

Живой уральский старательский язык

Неслыханно щедро наделила природа Урал минеральными богатствами. И не удивительно, что «сыск разного рода каменьев» и старательство «по части золотишка» крепко вошли и жизнь здешнего работного люда. Особенно славился заповедный край самоцветов — район села Мурзинки на Среднем Урале.

В материалах Государственного архива Свердловской области читаем:

«многие начинали оставлять свои землепахотные заведения, обратились на поиски камней которых со дня разрешения (имеется в виду указ царя Алексея Михайловича о разрешении местным жителям искать и добывать камни) выходило от 100 до 300 и более человек в каждый рабочий день».

И это только в районе Мурзинки! Сколько ж их, горемычных, мытарилось по всему уральскому краю, промышляя камешки да золотишко! Сейчас на Урале всё изрыто, не на один раз перелопачено. «Где лывка — там и промывка», -говорили в старину.

При таком положении дел геологические знания в среде старателей стояли на должной высоте. Академик Н. И. Кокшаров о 1854 году писал: «Мурзинские крестьяне так свыклись с учёными минералогическими названиями, что, конечно, удивляют каждого из путешествующих минералогов, говоря с ними о минералах так же свободно, как будто бы речь шла о самых обыкновенных земледельческих орудиях». Однако этими мудрёными названиями работные люди не любили щеголять. У них было своё местное старательское словотворчество.

Народное слово эмоционально, живо. Добытчик камня или золота назывался горщиком, или старателем. Среди них выделялись так называемые громкие старатели, это уже богачи, предприниматели, своего рода старательские кулаки.

Промышляющий тайно, воровским способом или грубо, небрежно, нанося непоправимый ущерб месторождению, назывался хитником, от слова «хищник».

Сам процесс работы у старателя обозначался по — разному. Работать камень — просто работать, ради заработка. Руководствовать — это уже работать со знанием дела. Любопытничать по части камешков — тут преобладает поисковый уклон. Стараться — это труд, а не удовольствие вроде нынешнего «хобби». Постарываться — заниматься горным промыслом понемногу, между делом.

В старательский «геологический словарь» входят в основном камни, имеющие практическое, коммерческое значение, а также околорудные изменённые породы и геологические структуры, необходимые как поисковый критерий. Это говорит, конечно, не только о корысти, но и о том, что с посторонними минералами и породами старатель просто не имел дела.

Одним из способов самодеятельного словотворчества является изменение, и приспособление непонятного, труднопроизносимого слова под привычное, родное понимание и произношение. При этом смысл слова может не изменяться и не проясняться. Чем, к примеру, тумпас понятнее топаза?

Тумпас образован от названия топаза и сначала, видимо, обозначал именно его; потом, но мере расширения объёма термина, этим словом стали называть всякий кристалл, а затем и вообще штуф — образец, кусок любой породы. Таким способом «исправлены» названия многих минералов: кварц — скварец, скваречный, скварцовый, а колчедан — колчеган, шерл — шерла, хризолит — кразелит, крезелит, кризолит, березит стал березиком, известняк — извезняком.

Не остались без внимания в старательском словаре и технические термины: ватерпас превратился в вертипас, вашгерд — в машерку, машерт, домкрат — в панкрата, панкрашку, шурф — в ширф, ширп. Больше всего повезло гезенку, видимо, как самому непонятному. Он и гезинка, и гезонок, и везен, везенок, и езен, езенок.

Сюда же относится и общее наименование для драгоценных камней — тальяны, тальяшки, тальянчики. Не строгий термин, а с эмоциональной окраской — как они поглянутся добытчику. Происхождение названия связано с именем (вернее, с национальностью) итальянцев — братьев Тортори, работавших на Урале и открывших здесь богатое месторождение аметиста. Месторождение расположено на горе, которую назвали Тальяном, а уж от названия горы пошло наименование её содержимого — драгоценных камней.

В отличие от аметиста широко распространённые кристаллы горного хрусталя по — мурзински называются дурмашками, дурманами. А уж пустая горная порода и вовсе — дикарь. При этом сюда не относятся изменённые разности гранита (березит или пегматит), вмещающие золото или самоцветы.

Если уж известные понятия и термины переиначиваются на свой лад, то что говорить об изменённых, сложных по составу горных породах. Тут уж не обойтись без «мужицкой номенклатуры».

Некоторые названия минералов и пород «взяты от подобия тех тел, по которым называются» (В. М. Севергин).

Горный хрусталь — по cтарательской терминологии струганец или строганец, иногда это кристалл вообще — его гладкие грани выглядят как бы остроганными. Горный хрусталь, проросший кристаллами рутила или чёрного турмалина, — моховик.

Настоящий, благородный топаз на Урале всегда тяжеловес, но не тумпас. Он отличается от похожих на него бесцветных прозрачных минералов значительно большим удельным весом. На золотодобыче, в частности в районе Березовского, тяжеловесом называли наиболее тяжёлые части россыпи — шлихи, которые заключают в себе золото.

Тёмный кварц, или раухтопаз, морион, — на языке горщиков смоляк, смольяк, или цыган.

Дымчатый горный хрусталь иногда называют желтяком. Этим же словом обозначают полевой шпат. К полевому шпату применяется и другое наименование — мыляк, мыло, так как обыкновенный цвет его желтый или жёлто — белый, похожий на мыльный. В районе Мурзинки одна из копей за обилие на ней «мыла» названа Мыльницей.

Чёрный турмалин с блестящими гранями — уголь, мелкие кристаллы — угольки. А вмещающая либо сопутствующая ему порода с андалузитом — матка шерла.

«В отработанных отвалах изумрудных коней сотнями пудов валялись белые и чуть зеленоватые кристаллы изумрудов — так называемые светляки. Как самоцветы они не стоили ничего. Это были отбросы» (П. Ратушный. Счастливые камни. Свердловск, 1959).

Порода, вмещающая изумруды, — метаморфический слюдяной сланец. «Сему последнему по его свинцово — серому цвету и крепости придали здесь название сивяка» — так выразился известный уральский минералог профессор Константин Константинович Матвеев.

Александрит часто имеет вид шестиугольных плоских пластинок со звездчатой красивой шестилучевой штриховкой и называется на Урале пешками.

Звездарь — это слюда биотит, чешуйки которой ориентированы в различных направлениях.

Гранит называется в Екатеринбурге серовиком.

На Кочкарском золоторудном месторождении известны своеобразные метаморфические породы. Это продукты глубокого изменения жильных пород различного состава, в большинстве случаев к ним приурочены золотоносные жилы. В верхних горизонтах и на выходах на поверхность эти породы легко выветриваются, превращаясь в рыхлые продукты табачно — бурой окраски.
Разрушенный сланец на приисках крестьяне, сравнивая с табаком, называют табашки. Табаком старатели называли также «сорт медной руды, но цвету напоминающей тёртый табак», встречающийся на Медном руднике в Нижнем Тагиле.

Надо сказать, что на тагильских медных месторождениях получили крещение многие старательские неологизмы. Напоминают табак и другие разновидности здешней медной руды: девериза — «изжелта, мягкая» и востристово — «цветом подобна тальковой — жёлтая». На тагильских малахитовых месторождениях выделяется — песчаник, содержащий мало меди, «под именем голубника известный, потому что, на открытом воздухе лежавши некоторое время, принимает голубоватый или зеленоватый цвет».

Малахит волокнистого сложения без рисунка — бархатный, плисовый, подчеркивается не окраска (известно, она зелёная), а шелковистый блеск камня.

На ряде месторождений Урала, в частности на Алапаевском железорудном, в ходу термин белики, обозначающий белые рыхлые образования, покрывающие размытую поверхность известняков. На других месторождениях, например Березовском, так называются белесые, выветрелые до глинистого состояния породы различного состава.

Старательские словообразования, связанные с частной золотодобычей, возникли большей частью в районе города Березовского — родине уральского золота. .И касаются они в основном россыпных месторождений, так как разработка коренного золота была сложным и дорогостоящим предприятием и имела меньшее распространение.

Если в породе наблюдалось высокое содержание металла — это богатое золото. А покрытое тёмным налётом, плохо поддающееся амальгамации — грязное золото. Торфами называли верхние слои наносов, под которым залегают золотоносные пески. Паздера — золотоносная россыпная порода. Верха — верхние слои россыпи. Выветрелый поверхностный слой золотоносных пород, смытый с возвышенностей и отложившийся в пониженных местах, — по — местному лежень. Месника — так называлась золотоносная порода с вязкой глиной, из которой трудно вымываются золотники. Песок с такой глиной — месниковатый. Россыпная порода, сыпучая, напоминающая крупу, — севунец. Крупные гальки, удаляемые из промываемой породы вручную, — сора. Откидные пески — это легко смываемая водой фракция россыпной породы. Частицы такой породы — относы.

Как тонко и метко подмечает народ особенности предметов и явлений, с которыми встречается в жизни, лишний раз убеждаешься, услышав, скажем, о разрушенных хрящах. Неизмененная плотная порода — твёрдая, крепкая, как кость, а выветрелая, слабая — хрящ, это дресва — вид наносного речного песка. Сюда же можно отнести рухляк — выветрелые до глинистого состояния породы. Такие породы именуются также разрушистыми, рохлыми. Обломочный гранитный материал, впоследствии оцементированный, — щепа.

В Ильменских горах пустоты, в которых находятся драгоценные камни, называют гнёздами, а заполняющую их глину желтовато — серого цвета — салом. В северных же районах Урала сало — это тальк.

Мраморных дел мастера шлифовали камень песчаником — печорой, лучшие образцы которого добывались на берегах Печоры, откуда и произошло нарнцательиое слово. Баженовская печора — из окрестностей станции Баженово.

Лиственитезириванные тальк — карбонатные породы в приповерхностных условиях преобразуются в своеобразные ноздреватые породы лимонит — кварцевого состава — по старательски кожуха. Такое явление наблюдается в районе так называемой Платоновской дайки близ города Березовского. Эта дайка известна тем, что даёт лучшие образцы коллекционного крокоита. В сильной степени изменённый лиственит красновато — бурого цвета — красик. Такие породы отмечаются на Березовском золоторудном месторождении. При дальнейшем выветривании происходит выщелачивание карбонатов, и от этих пород остаётся кремниевый пористый скелет ржаво — бурого цвета — сухари.

Крупные глыбы плотной разно-видности руды на горе Магнитной получили название чигона.

На горе Благодать магнитный железняк, богатый полевыми шпатами, резко выделяющийся в виде белых пятен на общем красном фоне руды, называют оспенной рудой.

Контактовые образования — это корочки. Но користый кварц — это не кварц с корками, а просто пористый кварц.

Знаменитое месторождение аметиста Ватиха в районе Мурзинки можно довольно подробно охарактеризовать, вообще не прибегая к официальной терминологии. Здесь вся геология и минералогия насквозь пронизаны «мужицкой номенклатурой», не исключая и самого виновника месторождения. Здесь он — аматист. Отдельные его разновидности имеют свои наименования. Аметист обычно нарастает на кристаллы горного хрусталя, которые местные жители за их остроконечную удлинённую форму называют стрелками. Бывают аметисты, имеющие окраску лишь на поверхностях, а внутри — это обычный горный хрусталь. Это мазанцы и обливанцы.
Кристаллы горного хрусталя как бы обмазаны или облиты фиолетовой корочкой аметиста. Здесь отмечается и качество камня — в огранку не пойдёт. Окраска ватихинского аметиста не просто фиолетовая, она бархатная, мягкая, с синеватым или красноватым оттенком. Распределяется она обычно неравномерно, чаше сосредоточена в головке кристалла. Зтот густоокрашенный участок кристалла — по уральски — куст. При огранке стараются сделать так, чтобы куст пришёлся на самый испод, на самое дно камня, тогда он играет. Испод — это слово наше, уральское.

Дерновики — аметисты, находимые под дерном. Точнее было бы — поддерновики, но язык экономен, поэтому — дерновики. Поддерниками золотодобытчики называют золото — содержащие пески, залегающие непосредственно под дерном. Сам дерн именуется заволокой.

Гнёзда, карманы — это пустоты в породе, вместилища самоцветов. Они же — занорыши. Занорыш, можно сказать, получил права гражданства в научной литературе, но крайней мере он фигурирует в серьезных исследованиях.

Занорыши, в которых находятся кристаллы аметиета, старатель именует тощаком.

Тощак при дальнейшем изменении постепенно переходит в белую, зеленовато — белую или бурую, красновато — бурую глиноподобную массу — мякоть.

Наряду с тощаком и мякотью аметистовые камни заключаются в глине, как бы спекшейся кустом, — запекою.

Зеленчуки — это вмещающие породы, как бы спрессованные при подвижках земной коры. Зеленчук встречается обычно в виде примазок и агрегатных скоплений, приуроченных к трещинам и полостям. Эта порода не имеет строгого научного определения, и данный термин является её официальным названием, поисковым признаком на аметисты.

Пегматитовая жила в породе, которая может по известным горщикам признакам привести к скоплению самоцветов, называется проводником. На золотых месторождениях так называют кварцевые жилы. Проводником может также служить и структурная единица — разлом, трещина. Такие жилы, идущие вглубь, как бы тонущие, называются погонными жилами.

Сближенные параллельные трещины с зеленчуком и следами (зеркалами) скольжения горщики называют ребровиком, дресва у них — дрязга.

Широкое распространение на Ватихе имеет пегматит. Он представляет собой закономерное прорастание кварца и полевого шпата и имеет рисунок, напоминающий древнееврейское или руническое нисьмо. Его называют письменным, или графическим, алфавитным камнем, еврейским шпатом или еврейским камнем. Он же — литерный и рунический камень (рунит). На Урале, по терминологии горщиков, — это припас. Его присутствие считается благонадёжным признаком для обнаружения драгоценных камней — берилла, топаза. В районе Мурзинки его издавна называли рябчиком, так как его окраска и рисунок напоминают оперение этой птицы. У А. Д. Денисова — Уральского, мастера каменных аллегорических композиций, есть вырезанные из этого камня фигурки рябчика, сокола, индюка.

Многие местные старательские термины не только обошли весь Урал, но и вышли далеко за его пределы. Так, «Горный журнал» за 1855 год при характеристике месторождения Шерлова гора (горный хребет Адун — Чолонг, Восточный Казахстан) отмечает пазухи, «аналогичные уральским запорышам». Здесь же упоминается «бело — розовая мякоть из глинистого вещества». А ватихинскне занорыш и зеленчук, как уже отмечалось, стали официальными научными терминами. Термин — белики даже зафиксирован в «Геологическом словаре».

К сожалению, только архивные данные да старинные книги доносят до нас живой язык далёких времён. Созданные фантазией наших предков яркие поэтические названия камней необходимо собирать и сохранить как элемент народного творчества Урала.

Обсуждение: есть 1 комментарий
  1. Ирина:

    Говорят, что аметист имеет ряд магических и лечебных свойств. А после огранки утрачивает ли он их?

    Ответить

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Яндекс.Погода

© 2018 · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено