13 декабря 2016      885      0

Медицина на Урале 100 лет назад

Иван Васильевич Протасов

Улучшений в медицинском обслуживании за сто лет не обнаружено

История не сохранила нам объяснений, почему и как после восьми лет учебы в Тобольской духовной семинарии Иван Протасов в 1787 году оказался лекарским учеником в Петербургском госпитале, а спустя год стал подлекарем на кораблях Балтийского флота. Во время войны со Швецией Иван Васильевич участвовал в четырех морских сражениях.

После ухода в отставку И. В. Протасова назначили уездным врачом на Урал. По личной инициативе он изучил и описал тяжелые условия труда на медеплавильном и железоделательных заводах. Рукопись эта затерялась в архивах Медицинской коллегии.

В 1800 году И. В. Протасов написал новую работу — о глазных болезнях и слепоте среди башкир, татар, вотяков, живших в Красноуфимcком уезде. Основную причину трахомы он видел в особенностях их быта и низкой культуре. В частности, Иван Протасов предложил переселить башкир, марийцев в дома с печами, как у русских.

Ознакомившись с трудом врача — энтузиаста, Медицинская коллегия запросила Пермскую врачебную управу о количестве слепых среди «иноверцев» и о причинах слепоты. Чиновники из управы легко объяснили происхождение недуга: «Причина таковой их болезни не от иного чего происходит, как единственно от власти божией».

«Жизнь — копейка» — эта поговорка имела, помимо социальной, и, так сказать, медицинскую основу.
Крупным предприятием в старом Екатеринбурге была суконная фабрика купцов Макаровых. На ней работало свыше 500 человек. Фабрике полагалось иметь врача, и она его держала. Но вот рабочий корреспондент ленинской газеты «Искра» в № 51 от 22 октября 1903 года сообщил, что врач существовал только для проформы: «Рабочих он не лечит, к нему никто не обращается.
Больной работнице он сказал: «Лечить тебя обойдётся в 50 рублей, а похоронить — только два с полтиной. Какой расчет фабрике тебя лечить?»

Эта заметка, отразившая страшный по своей бесчеловечной сути факт, привела в Государственный архив Свердловской области. Среди многих дел нашёлся документ: «Из доклада попечительского совета Екатеринбургской городской больницы городской думе».

В нём — своего рода справка об истории больницы. Она "открыта в декабре 1876 года на 75 кроватей под управлением одного врача для нужд местного мещанского общества в старом каменном корпусе, который выстроен около ста лет тому назад... По мере роста города и отсутствия земской больницы... пришлось пригласить в 83 году второго врача, а затем в 98 году пригласить и третьего врача».
Одно место доклада написано в странном, оправдывающемся тоне. Прочитав, не очень понятно, зачем понадобилось столько места отводить капустным щам и другим частностям. Знакомство с другими материалами открыло нашумевшую в свое время историю.

Документы рисуют её весьма колоритно. В протоколе заседания думы за 10 января 1917 года говорится, что А. И. Трубинов попросил слово для внеочередного заявления. Получив разрешение, он сказал: «по поводу посещения 5 декабря 1916 года господином пермским губернатором Екатеринбургской городской больницы в городе циркулируют разные слухи о непорядках, якобы обнаруженных в больнице, и слухи эти настолько превратны и не соответствуют действительности, что он, г. Трубинов, считает необходимым от имени попечительного совета больницы предложить господам гласным думы посетить больницу, осмотреть все отделения ея».

Так вот, оказывается, чем вызвана попытка попечителей больницы оправдаться перед думой. Вновь возвращаясь к докладу и перечитывая объяснение «что касается капустных щей, готовившихся к ужину и названных... на заседании врачебно — санитарной комиссии 7 января с. г. «суп брандахлыст», то совет считает необходимым пояснить, что господин губернатор посетил кухню около 5 часов вечера, когда обед уже давно роздан, а ужин, раздаваемый в 7 часов вечера, не был готов, суп не был заправлен...» Заведующей кухней губернатор не застал и «объяснения давала лишь оробевшая кухарка».

Подобным образом попечители старались отрицать или смягчить многое из того, что вскрыл в больнице губернский начальник. Характерная деталь: губернатор осмотрел больницу в декабре, а дума лишь в марте, три месяца спустя, собралась обсуждать выявленные им непорядки. Если для официального разговора о недостатках, обнаруженных самим губернатором, думе понадобилось три месяца, то можно представить, как относились к жалобам «простых смертных».

В справочнике В. А. Весновского «Весь Екатеринбург» за 1903 год имеется информация: «Средняя продолжительность жизни населения Екатеринбурга очень незначительная: она равна всего только 28 годам. Принимая во внимание, что рабочий возраст считается с 18 лет, на долю каждого екатеринбуржца приходится всего 10 трудовых лет». Смертность в городе, свидетельствует справочник, была громадной. Если бы не прилив населения из других мест, городу грозило бы почти полное вымирание».

Назову следующие цифры по Свердловской области. В 1940 году на здраво­охранение расходовалось 43800 рублей в день, а в 1971 году — почти полмиллиона рублей. По­дчеркну: каждый день.

Прошло ровно 100 лет. Что изменилось?! Сменился только губернатор, но недостатки в медицине и безответственное отношение к больным остаётся прежним, а возможно ещё хуже.

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 

Яндекс.Погода

© 2019 · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено